Появление в 1944 году на фронте немецких реактивных истребителей Ме-262 и Ме-163 стало серьёзной проблемой для ВВС союзников – слишком велико было их преимущество в скорости над поршневой техникой. Однако быстро выяснилось, что «не так страшен чёрт, как его малюют», и лётчикам «спитфайров», «мустангов» и «яков» есть что противопоставить немецким новинкам.

Прежде всего, выяснилось, что реактивные «мессершмитты» со своим длинным разбегом и пробегом крайне уязвимы на взлёте и посадке – не один немецкий лётчик погиб в роли безобидной «сидячей утки» над блокированным аэродромом. В случае Ме-163 эта проблема усугублялась прожорливостью ракетного двигателя, запаса топлива которому хватало лишь, по сути, на набор высоты. В итоге, на посадке реактивная «бесхвостка» превращалась в планер, бабочку, неспособную маневрировать – на кадрах это хорошо видно.

Другим важным недостатком первенцев реактивной эры была их ненадёжность. Общая новизна конструкции, недостаточно освоенной в производстве, накладывалась на падение квалификации немецких рабочих к концу войны, и двигатели реактивных «мессершмиттов» нередко отказывали, а то и загорались. Естественно, как бы не был грозен Ме-262, с погасшими турбинами его пилоту было не до воздушного боя. Последним немаловажным фактом было и то, что немецким лётчикам катастрофически не хватало времени на освоение новых машин, не говоря об отработке тактики их боевого применения. В итоге, хотя пилотов для новой техники старались набирать среди лучших из лучших, чувствовали они себя в кабинах своих истребителей не слишком уверенно…