К лету 1944 года авиация союзников господствовала в воздухе над оккупированными Францией, Бельгией и Голландией. Сил люфтваффе, редеющих с каждым днём, едва хватало для противовоздушной обороны Германии и нефтяных промыслов в Румынии. Поэтому в отсутствие достойного противника в воздухе многочисленные «Мустанги» и «Тандерболты» легко переключились на штурмовые действия — и преуспели. Этому способствовал захват первых аэродромов на французской территории: теперь американские истребители-бомбардировщики могли брать больше бомб и реактивных снарядов, оставив на земле подвесные топливные баки.

Через несколько месяцев этой вакханалии перевозки на оккупированной немцами территории были парализованы. Мишенью крупнокалиберных «браунингов», которых на «Мустанге» было шесть, а на «Тандерболте» восемь, становился любой движущийся объект — поезда, речные и морские суда, автомобили, гужевые повозки буквально решетились градом крупнокалиберных пуль. Особенно желанной целью для американских лётчиков-истребителей становились немецкие самолёты, замершие на аэродромах в отсутствие горючего. Многие из них были неисправными или принадлежали к различным лётным школам, но это не имело никакого значения — с определённого момента уничтоженные на земле самолёты приравнивались к сбитым в воздухе, и янки с рвением наращивали личные счета. Посмотрим на то, как это происходило, глазами лётчика.