Окончание Второй мировой войны послужило сигналом для сокращения армий стран-участников в разы. Одновременно с отправлявшимися по домам солдатами на базы хранения и в утиль уходило их оружие — миллионы винтовок и пулемётов, десятки тысяч самолётов и танков, сотни боевых кораблей. Если стрелковое оружие старело медленно, а корабли с танками требовали хотя бы трудоёмкой разделки на металл, то с самолётами церемонились чуть ли не меньше всего: утилизировать ажурную конструкцию было просто, а начавшаяся реактивная эра делала поршневых ветеранов, за редким исключением, малоценными. В общем, с недавними властелинами небес над Европой и Тихим океаном не церемонились.

Впрочем, был у старых самолётов шанс уцелеть, и большей частью это касалось, конечно, компактных истребителей. На Западе самолёты можно было выкупить буквально по цене металлолома, а дальше поступать с ними по собственному разумению. И если в СССР мужики с неутолённой жаждой творчества ковырялись под капотами максимум автомобильного хлама, то их американские единомышленники могли доводить до совершенства «Мустанги» или «Кингкобры». Со временем выяснилось, что таких ненормальных в США много, а если к ним подтянуть британцев — будет ещё больше.

Всевозможные воздушные гонки были популярны всегда, но в 1964 году в Рино, штат Невада, стартовали самые известные на данный момент соревнования, получившие статус национального чемпионата. Гонки проводятся в нескольких категориях, включая бипланы и реактивные самолёты, однако центральное место в классе «без ограничений» прочно заняли истребители-ветераны Второй мировой — скоростные и в то же время достаточно манёвренные для полётов по небольшому кругу. Их порой сложно узнать, эти перестроенные до неузнаваемости «Мустанги», «Фьюри», «Биркэты» и даже «Яки», у них другие моторы с другими капотами, другие фонари кабин и оперение, но, кажется, будь они живыми существами — можно было бы сказать, что они счастливы.