Весной 1942 года практически вся территория Крымского полуострова была занята немцами. К апрелю на юге ожесточённо сопротивлялся блокированный Севастополь, на востоке же после ожесточённых боёв, длившихся с декабря 1941 года, Красная армия удерживала Керченский полуостров, занимая оборону по узкому Ак-Монайскому перешейку. До падения Керчи и трагедии Крымского фронта оставался месяц — город пал 15 мая, а 18–19 мая остатки советских войск эвакуировались через пролив.

Кадры сохранившейся немецкой хроники, снятые накануне майского наступления, демонстрируют солдат 11-й Армии Эриха фон Манштейна — они обустраиваются на захваченной территории, сдают каптеру ненужную после окончания зимней кампании тёплую одежду, демонстрируют дружбу с союзниками, для чего обедают с румынами, греются на весеннем крымском солнце, даже поддерживают физическую форму — в общем, пользуются всеми нехитрыми благами ближнего тыла.

В кадр также попал практически весь арсенал 22-й танковой дивизии, которой суждено будет сыграть существенную роль при наступлении на Керчь. Оснащённая преимущественно чешскими PzKpfw 38(t), она имела в составе и некоторое количество «трёшек» и «четвёрок», которые немецкий корреспондент в ходе съёмок боёв на Ак-Монайском перешейке тоже не смог пропустить. Здесь же — сгоревшие Т-26 Крымского фронта и награждённые Рыцарскими крестами счастливые гренадеры. До совсем других кадров, снятых в тех же местах, оставались долгие два года…