Спроектированный в 1944–1945 годах, палубный штурмовик «Скайрейдер», казалось бы, должен был остаться не у дел, как многие его поршневые современники, принятые на вооружение на заре реактивной эры. Война заканчивалась, армия, авиация и флот стремительно сокращались, и у нового самолёта впереди был один сценарий — малая серия, недолгая служба, лишённая ярких событий, быстрое вытеснение реактивными машинами. Однако судьба дала поршневому анахронизму второй шанс — в 1950 году США ввязались в войну в Корее, и «Скайредер» этот шанс использовал.

Впрочем, никакого везения в этом не было. Ударные функции в авиации армии и флота США в это время были возложены на списанные из истребителей в штурмовики «Мустанги» и «Корсары», которые уступали «Скайрейдеру» по всем основным параметрам, кроме скорости. Тяжёлый и внешне неуклюжий штурмовик мог летать долго, имел хорошую манёвренность, его бронирование позволяло ему действовать при гораздо более сильном противодействии с земли, а главным аргументом были три с половиной тонны разнообразной полезной нагрузки, размещавшиеся на непревзойдённых 15 внешних узлах подвески. Стрелковое вооружение, представленное четырьмя 20-мм пушками, также хорошо соответствовало возложенным на «Скайрейдер» задачам.

В итоге поршневой штурмовик, выпущенный в более чем 3000 экземплярах, «ушёл на покой» только к концу 60-х годов, успев после Кореи повоевать и во Вьетнаме. Кроме того, экспортные «Скайрейдеры», полученные французами, активно использовались в войне в Алжире. Кроме многочисленных дневных и ночных ударных модификаций, надёжная и крепкая машина использовалась как самолёт радиоэлектронной борьбы и дальнего радиолокационного обнаружения. На видео хорошо виден процесс раскладывания крыла, на котором подвешено разнообразное вооружение.