Последний год войны для гитлеровской Германии можно, без сомнений, охарактеризовать как период лихорадочного поиска спасения из безвыходной ситуации, в которую загнал страну нацистский режим. Под ударами со всех сторон стремительно сокращалась контролируемая оккупированная территория, сателлиты один за другим выходили из войны, да и на территории собственно Рейха под бомбёжками одно за другим вставали промышленные предприятия.

На общем фоне кризис люфтваффе выглядел ещё более остро. С принятием «истребительной программы», направленной на увеличение выпуска истребителей для ПВО Рейха, выпуск ударных самолётов практически остановился. Дефицит бензина приковал к земле уже построенные бомбардировщики, а подавляющее превосходство союзников в воздухе сделало вылеты ударной авиации самоубийственными. Тем не менее, в попытках остановить продвижение противника на земле, немцы не оставляли надежд найти эффективное оружие.

Одной из таких несбывшихся надежд стала система Mistel («Мистель» — растение-паразит омела, не имеющее корней и питающееся соками дерева, на котором произрастает). На «спине» бомбардировщика без экипажа, начинённого взрывчаткой, на специальной ферме крепился истребитель ФВ-190 или Ме-109, и вся эта конструкция с работающими двигателями поднималась в воздух. Управлялся «Мистель» одним лётчиком из кабины истребителя. Наведя бомбардировщик на крупную цель (немцы пытались работать «Мистелями» прежде всего по переправам), лётчик производил расцепление и возвращался на истребителе домой.

Задумка выглядела интересно, однако на практике оказалось, что громоздкая конструкция очень уязвима. Кадры кинопулемётов показывают, что немецкие лётчики, уровень подготовки которых сильно упал, не успевали зачастую даже произвести расцепку с бомбардировщиком и гибли вместе с ним. Также в конце ролика содержатся интересные кадры атаки на немецкий аэродром — под удар попали истребители, под завязку заправленные дефицитным топливом. В итоге каждый из них стал ярким костром.