Война в Корее 1950–1953 гг. стала первым конфликтом, в котором реактивные самолёты вступили в бой друг с другом. Главными действующими лицами этой войны в воздухе, безусловно, стали два истребителя — советский МиГ-15 и американский F-86. Более двух с половиной лет над маленькой страной постоянно вспыхивали ожесточённые воздушные бои, итоги которых в России и США до сих пор оцениваются диаметрально противоположно.

В данном случае истина действительно находится где-то посередине. По комплексу характеристик оба истребителя были приблизительно равны. «МиГ» был легче, манёвреннее, обладал мощным вооружением, состоявшим из двух 23-мм и одной 37-мм пушек, одного попадания из которых порой было достаточно для выведения вражеского самолёта из строя. На стороне «Сейбра» было большее количество стволов: в манёвренном бою истребителя с истребителем многим лётчикам шесть скорострельных 12,7-мм пулемётов с большим боезапасом казались предпочтительнее. К услугам американских пилотов были прекрасные гироскопические прицелы, позволявшие вести эффективный огонь с дальних дистанций, а также противоперегрузочные костюмы, о которых советские лётчики могли только мечтать.

В плане боевого применения ситуация существенно менялась с развитием конфликта. Первоначально прибывшие в Корею советские истребительные полки, укомплектованные лётным составом, прошедшим школу боёв Великой Отечественной, сумели нанести поражение авиации США и их союзников — бомбардировщики B-29 были переведены на ночную работу, реактивные истребители F-80 и F-84, уступавшие «МиГам», переквалифицировались в истребители-бомбардировщики, которые редко действовали без прикрытия «Сейбров».

Однако со временем картина изменилась — американская авиация выросла количественно и качественно, в то время как численность советской авиагруппировки не росла, а по ротации в бой ввели полки ПВО, лётчики которых не были обучены боям с вражескими истребителями. Соотношение побед и потерь стало меняться не в пользу лётчиков «МиГов». Большое влияние оказывало и то, что зона для полётов советских истребителей была жёстко ограничена территорией, контролируемой корейскими и китайскими наземными частями. Этим умело пользовались американцы, которые в случае неблагоприятной для себя ситуации быстро покидали «Аллею «Мигов», как они называли этот район. Кроме того, «Сейбры» стали активно действовать над аэродромами базирования «МиГов», заходя даже на китайскую территорию, и подкарауливали своих противников на взлёте или посадке, без высоты и скорости.

О численном соотношении побед и потерь двух основных воздушных противников Корейской войны историки спорят до сих пор — окончательных цифр нет ни по советским ВВС, ни по военно-воздушным силам США, а то, что «МиГи» состояли и на вооружении северокорейских и китайских ВВС, окончательно путает все подсчёты. Ясно одно — война эта была чужой как для советских лётчиков, так и для американцев, которые, выполняя воинский долг, тем не менее, ненависти к противнику не испытывали. К сожалению, засекреченность факта участия в войне советских лётчиков вплоть до 90-х годов прошлого века привела к тому, что большинство кадров кинохроники, доступных сейчас — это «МиГи» в прицелах «Сейбров», но не наоборот…