По условиям Компьенского перемирия, заключённого в ноябре 1918 года, немецкий Флот открытого моря (Hochseeflotte) подлежал интернированию в нейтральных портах, однако в итоге оказался в главной базе британского флота Скапа-Флоу, так как никто из нейтралов не горел желанием связываться с таким «беспокойным хозяйством». Здесь немецкие моряки и их корабли, по сути, оставались заложниками ситуации до лета 1919 года.

В преддверии подписания Версальского мира, не желая «делиться» кораблями с союзниками и будучи лишены возможности прорваться из Скапа-Флоу, немцы решили поступить по принципу «не доставайся же ты никому». 21 июня 1919 года с немецкой пунктуальностью они подняли военно-морские флаги и открыли кингстоны на более чем 70 кораблях. В течение нескольких часов хохзеефлотте фактически перестал существовать: англичанам, застигнутым врасплох, удалось сохранить на плаву и выбросить на мель не более пятой части вымпелов, при этом большинство из них было эсминцами, а почти все линкоры и линейные крейсеры ушли на дно.

В итоге англичане приобрели вместо флота большое количество металлолома. Впрочем, и его надо было утилизировать, и подъём начался уже через пару лет. В течение первой половины 20-х годов была решена задача с эсминцами и лёгкими крейсерами, а ближе к 1930 году пришёл черёд и линкоров с линейными крейсерами. Каждый случай был уникальным и требовал больших затрат, поэтому работы продолжались вплоть до начала Второй мировой.

Кадры хроники сохранили ход этих работ: в данном случае это целая эпопея с линейным крейсером «Гинденбург» (SMS Hindenburg), который сумели поднять после неудачных попыток, начатых в 1924 году, только через шесть лет.