Законы ведения войны требуют сохранения хорошей мины при плохой игре, чего бы это ни стоило: пропаганда будет рассказывать о победах на фронте, даже если воевать уже давно некому. Три четверти века назад, в январе 1942 года, союзники на Тихоокеанском театре военных действий были накануне одной из грандиозных катастроф — уже вскоре японцы в молниеносной операции, продлившейся чуть более недели (8–15 февраля) захватят Сингапур, стратегический форпост англичан на востоке. Это откроет Японии дорогу для дальнейших завоеваний в регионе, а весь гарнизон Сингапура, более 80 тысяч солдат, сдастся в плен.

В британской же хронике, снятой накануне, всё хорошо: в Сингапур прибывают пополнения, местное китайское и малайское население с улыбкой поит шотландских стрелков экзотическим для тех кокосовым молоком и роет щели от воздушных налётов, командующий генерал Арчибальд Уэйвелл инспектирует войска, а бодрый голос диктора убеждает, что в Сингапуре все спокойно, и «пусть только японцы сунутся». До катастрофы остаются даже не недели — считаные дни…